Рассказы учительница – Все рассказы про: «Классная учительница продолжение» — Эротические рассказы

Любовь с учительницей ~ Проза (Рассказ)

Весенняя маята. Игорь долго стоял у окна и смотрел с высоты второго этажа, как люди шли мимо дома. Солнце вытапливало с тротуаров и крыш остатки снега. Везде была вода. Он лилась сверху, стекала по желобам, струилась по асфальту. Прохожие шли по-разным делам. Кто не обращал внимания на окружающее и шел себе в магазин, в собес, в сберкассу. Все это было на первом этаже противоположного дома…
За спиной Игоря ударили куранты старинных домашних часов. Юноша вздрогнул и обернулся пол двенадцатого. Скоро надо собираться в школу. Он почему-то подумал о Галине Александровне. Он хотел увидеть ее, поймать на себе взгляд ее серых глаз, услышать свою фамилию и вопрос: «А ты что думаешь Привалов?» И он уже готов ответить целой тирадой о творчестве Гоголя, о том, почему во многих его произведениях присутствуют фантастические образы.
На его столе лежит трехтомник Николая Васильевича с множеством закладок.
С ней это первый урок. А вторым идет немецкий язык. Потом физра, математика, химия… Но снова его мысли возвращались к Галине Александровне. Он хотел ее увидеть. Красивое лицо, изящная фигура, гордая походка балерины.
Да, между ними есть внутренняя связь. Они словно читают мысли друг друга, словно они одного возраста и Галину Александровну, ученицу, сидящую рядом с ним за одной партой, вдруг попросили провести сначала один урок. Потом еще и еще. Но каждый раз во взгляде учительницы Игорь читал обещание вернуться к нему.
Первый урок с ней начался еще в девятом классе. В сентябре, когда впервые Галина Александровна вошла в их класс и, вызывая по журналу фамилии, поднимала учеников для знакомства.
Привалов был с конца седьмым. Перед ним Плешакова, за ним Рыбаков, Стенина. Угрюмов…
— Воронина?
Сидящая рядом с Игорем девушка нехотя поднялась.
— Я.
— Любимое произведение?
Ленка растерянно посмотрела на Игоря. У нее не было любимого произведения.
Голунов Женька сзади сидевший, прошептал «Мать» Горького.
— Мать Горького.
Все засмеялись. Этого произведения не проходили.
— Хорошо. Голунов?
Женька встал.
О чем думал Игорь во время этого знакомства, он не мог сказать. Его фамилия прозвучала неожиданно, и прежде чем до него дошло, учительница вновь спросила:
— Привалов?
Он поднялся. Воронина сбоку хихикнула.
— Любимый герой?
— А если героиня? – спросил Игорь.
— Кто?
— Татьяна Ларина.
— Разве вы проходили?
— Сестра проходила.
— Хорошо, садитесь.
Не «садись», а «садитесь». Как к равному. Это Игорю понравилось.
Через полгода, нет, это было год назад, в апреле, Воронина тогда заболела, а на урок пришли какие-то солидные проверяющие во главе с директрисой Мамоновой, Галина Александровна села рядом с Игорем. Директриса осталась стоять, двоим гостям дали стулья, а высокий чиновник стал вести урок литературы. Как-то мудрено, он задавал вопросы ученикам о жизни, о том, кем они станут после школы и хорошо ли учиться?
Галина Александровна ничем не выдавала своих чувств. Она просто вела какие-то записи.
Она была совсем рядом, и Игорь искоса поглядывал на ее прекрасно уложенные волосы, чистую линию лица, чуть-чуть упрямый подбородок, тонкую шею. Неожиданно для себя Игорь обратил внимание на высокую грудь, которая была большой и блузка расходилась, приоткрывая красивый лифчик и часть белой напряженной плоти.
Именно тогда что-то проснулось в нем. Он опустил глаза и покраснел, словно его застукали на чем-то недозволенном.
В голове пронеслись разговоры в раздевалке на физкультуре, когда мальчишки говорили о том, как сейчас раздеваются девчонки. И хорошо бы посмотреть на них.
— Но и трахнуть, — сказал Шустов. Он уже давно брился и поговаривали, что он живет с соседкой по лестничной площадке и родители пары ничего не имеют против.
Кто-то отозвался и пошли разговоры о победах над девчонками. Трофимов смеясь, говорил о том, как однажды очень удачно проводил с дискотеки Валюшу с параллельного класса. «Ну, у нее буфера! — воскликнул он. – Я уж их и помял…»
— А в киску не заглядывал? – спросил, гоготнув Шустов.
— Было, — сказал Трофимов. Но как-то неуверенно.
Все поняли, что ничего не было…
Тогда, за партой, Галина Александровна, казалось, не видела никаких взглядов, ни состояние ученика.
Через месяц она оставила его после урока. Это был последний урок, и Игорь вызвался написать сценарий небольшой постановки на школьном вечере.
Первые майские дни были жаркими и окна в классе были распахнутыми.
— Садитесь за эту парту, — предложила учительница и указала на ту, что соприкасалась с ее столом.
От нее шел запах крема, дезодоранта и еще чего-то, что никак не поддавалось определению. Разве, если вспомнить, как пахло от сестры, когда она часто бегала в ванную комнату, закрывалась, а затем, выходя, тщательно осматривала себя в зеркало. На уровне ног и зада.
— Иди, все нормально, — говорила мать и при этом смотрела на сына невидящим взглядом.
Но нет, это было иное. Что-то сладковатое и… запретное.
— Идея спектакля? – спросила Галина Александровна. Она открыла журнал и стала делать в нем отметки. На этот раз на ней был тонкий пуловер с небольшим вырезом, но грудь казалась очень большой. Она ритмично поднималась с каждым вздохом и опускалась при выдохе.
— Идея? – переспросил Игорь и подумал о губах учительницы. Они были яркими и четко вырисовывались изящным бантиком на подрумяненных щеках. – Идея, думаю, в том, чтобы выйти на сцену, нет, выходить в очередном порядке, в костюмах литературных героев, попавших в наше время. И их реплики о том, что они увидели у нас…
Он говорил и говорил, но не сводил глаз с губ молодой женщины. Он не видел, как она отложила журнал и стала смотреть на него.
И снова его взгляд упал на грудь. И он снова смутился при мысли увидеть ее без одежды.
Он быстро затараторил и учительница посмотрела на часы.
— Хорошо, — сказала она. – Делайте наметки. Недели хватит?
Игорь только кивнул головой.
Ночью он спал урывками, ему грезилась учительница, которая купала его в ванной, но это получалось плохо, потому что на его теле оставались грязные места, и тогда учительница вошла ванную. Как она оказалась обнаженной, Игорь не понял. Он чувствовал только огромное желание и их тела сплелись.
Лишь под утро он уснул и его разбудил пронзительный телефонный звонок от матери, которая решила поднять его к школе.
Спектакль получился хорошим, и его отметили специальным приказом по школе. После экзаменов Игорь уехал к морю, к тетке. И пробыл там до половины августа. Он почти забыл о Галине Александровне, потому что у него впервые появилась девушка, которая позволила ему все. Ее звали Оксаной, и они поклялись в любви.
Осень и зима прошли как-то незаметно. Игорь увлекся баскетболом, еще много времени уходило на посещение военкомата и прохождения комиссии. Он с Женькой Голуновым решил поступать в военное училище, обязательно в летное. Но врачей было много, а оккулист мог поставить точку.
И вот вчерашний день. Казалось, ничего не произошло.
Как обычно вторая смена ждала окончания первой на улице. В час дня выходила малышня, и тогда дежурный по школе из учителей давал отмашку. В фойе через несколько минут начинался такой круговорот и гомон, что обычно ученики поопытнее пропускали всех и успевали спокойно идти в свои классы. Вчера Игорь оказался в водовороте, и толпа вынесла его к стене, где он столкнулся с Галиной Алексеевной. На мгновение их прижало друг к другу, у Игоря закружилась голова от того, что он ощутил упругое тело женщины и необыкновенные ее запахи.
Галина Александровна неожиданно для всех очень громко крикнула и все ученики, впервые услышав ее в гневе, затихли. Быстро рассосались, и Игорь нагнулся, чтобы поднять папку, которую из рук Галина Александровны вышибло в водовороте.
Она поблагодарила его и слегка дотронулась до его руки.
Что это было? Акт благодарности, просто случай или преднамеренное движение?
Игорь вглядывался в прохожих и вдруг увидел на противоположной стороне, на остановке, сошедшую с автобуса учительницу. Это была она, Галина Александровна. Она вынула из кармана какую-то бумажку, после посмотрела на номера домов и уверенно направилась в сторону дома Игоря под зеленый свет на перекрестке.
Перейдя дорогу, она уже шла к подъезду. И вдруг, подняв голову, посмотрела на окно, за стеклом которого стоял Игорь. Он отшатнулся, хотя за тюлевой занавеской вряд ли был виден снаружи.
Вскоре раздался звонок и Игорь, стоявший у двери, увидел через «глазок» слегка искаженное лицо женщины.
Он открыл.
— Привалов? Можно войти?
— Да, да.
Галина Александровна подала свой плащ, изящную шляпку. Она оказалась в темно-синем костюме, плотно облегавшим ее фигуру. Легкий газовый шарфик она не сняла, и тот истончал необыкновенный запах дорогих духов.
— Я хотела познакомится с вашей семьей.
— Дома никого нет. Мама еще не пришла с работы, хотя обычно она заканчивает…
Игорь остановился. Он не хотел выдавать профессию матери, но решил не кривить душой:
— … уборку к 12. Должна прийти.
— Хорошо, у нас осталось около часа. Мы немного подождем и пойдем в школу. Я знаю, кем работает твоя мама. А сестра?
— Она почти целый день в университете. Пойдемте в зал. Там можно посидеть.
— У вас три комнаты?
— Да.
— И как вы их разделили?
— У нас с сестрой по комнате. Мама спит в зале на диване.
— Ну да, — ответила Галина Александровна, — диван, кухня, работа…
Игорь понял слегка насмешливый тон гостьи. Он стал разъяснять:
— Раньше они спали в одной комнате. Потом мама ушла…
— Покажи свою комнату.
Они еще не вошли в зал.
— У меня там…
— Ну, хорошо, — улыбнулась учительница, — я не так давно была студенткой. Наверное, ждать не будем. Иди, соберись и пойдем.
Игорь повернулся было по направлению своей комнаты, но неожиданно остановился:
— Вы только второй год работаете? Сразу после учебы?
— Да.
— И разница у нас семь лет?
— Точный математический расчет, — усмехнулась учительница. – Ты иди, собирайся.
— А вы замужем?
— Я? – Галина Александровна засмеялась. – К чему это вам, Привалов?
— Разница есть, — сказал он. – Я люблю вас.
— Как это любишь?
— Как женщину.
— А где цветы, соответствующая обстановка? Да и между нами не должно быть ничего!
Было ясно, что шутливым тоном и словами Галина Александровна пытается удержать ситуацию под контролем.
— Но оно есть!
— Я не знаю, что с вашей стороны, но я не думаю, что это любовь. Вы мне нравитесь, как ученик.
— И все?
— Да, наверное.
— А можно это проверить?
— Как?
Игорь быстро шагнул к девушке, обнял ее, привлек к себе лицо и прижался губами к ее губам.
Сначала было бездействие. Игорь чувствовал легкий холод. Но неожиданно губы Галины Александровны вздрогнули, и она их чуть приоткрыла. Игорь и учительница соединились в глубоком поцелуе.
Когда он закончился, оба в изумлении отстранились друг от друга и Галина Александровна отвернулась.
— Все это неправильно, Вы не должны были провоцировать меня на это.
Она повернулась к Игорю, пристально посмотрела на него и молча пошла в прихожую.
Игорь расставил руки, преграждая ей путь:
— Галина, подождите.
Он снова обнял ее и девушка не выдержала, поддалась и на этот поцелуй.
Они сразу и не сообразили, как оказались в комнате Игоря и стали лихорадочно раздеваться.
Через время Галина Александровна лежала на плече Игоря:
— Я полюбила тебя с первого взгляда. Но боролась и, кажется, ты, было, отстранился от меня…
— Да, я пытался побороть чувства и уехал на лето. Там у меня появилась первая девушка. Но я совершенно ничего к ней не чувствую…
— Ах ты, негодник, — приподняла голову Галина Александровна. – Хотя, может это и правильно. Я ведь когда-то тоже проверяла себя с одним студентом. Но ты же совсем мальчишка! Ой, сколько времени?
— Половина!
Они соскочили, и стали быстро одеваться.
— От тебя изумительно пахнет, любимая, — кричал Игорь, натягивая свою одежду.
— А ты невинен и чист! Я люблю тебя!
— Ты не ставь мне пятерки, я все буду учить, но не выделяй меня!
— Я буду ставить тебе пятерки, потому что ты лучший в классе.
— Я не хочу тебя подводить, я не буду на тебя смотреть!
— Смотри на меня, я не смогу без этого жить…
В это время послышался звук вставляемого в замок двери ключа. Но молодые люди были готовы, и Галина Александровна уже укрылась плащем…
Вошла мама Игоря.
— Вы кто? – спросила она Галину Александровну.
— Учительница… Я на минутку, хотела вас дождаться, но уже надо спешить.
— Надо было мне позвонить, — ответила мама, — я зашла в магазин. Вот, Игорь, положи на кухню.
Сын схватил сумку матери.
— Что произошло? – тихо спросила мама учительницу.
— Ничего особенного. Он у вас хороший ученик. Я хотела поблагодарить вас… Ваш сын хорошо мне помогает.
— Я рада, жаль отец не дожил… Его убили, он заступился за женщину в темном переходе.
— Расскажите мне позже. Я обязательно зайду. Но надо бежать.

В июле Игорь и Галина расписались.
Галина ушла в другую школу, Игорь поступил в педуниверситет, карьеру офимцера загубил тот же оккулист. Через год Игоря забрали в армию. В этом же году у него появилась двойня и через несколько месяцев его на законных основаниях отпустили на гражданку. Он продолжил учиться и уже брал уроки в школе вместе с женой.

Учительница и ученик…..

Ей смеялись в лицо, плевали вслед. А она покорно опускала глаза и считала, что лучшего отношения к себе не заслужила. Если бы она была мужчиной, отправили бы на зону. Но она женщина, и это её спасло.

А вина её была только в том, что полюбила того, кого любить по закону было нельзя.

Ольга возвращалась из больницы в жутком настроении. Там держалась как могла, потому что того требовали обстоятельства. Свекрови сказала, что результаты анализов отрицают наихудшие подозрения. Что при эффективном лечении и хорошем уходе она быстро пойдёт на поправку и скоро вернётся домой. А пока нужно набираться терпения и выполнять все назначения врача. Ольга старалась говорить убедительно. Но, едва покинув здание стационара, не смогла сдержать слёз. 
Женщина, которая заменила ей , сестру, подругу, которая стала ангелом-хранителем её семьи, была обречена. У неё неизлечимая болезнь в запущенной стадии. Свекровь таяла, словно свеча, отдавая своё последнее тепло. Ольга вспомнила времена, когда клялась ей в любви, обещала, что вернёт сполна всю заботу, подаренную ей. Что собственными руками разгонит все тучи, которые когда-нибудь соберутся над головой свекрови. Но… это были только красивые слова, брошенные в порыве благодарности. Сейчас она чувствовала бессилие и беспомощность, корила себя, что не уберегла эту маленькую хрупкую женщину, которая в своё время сумела защитить Ольгу, когда против неё восстал, казалось, весь мир.
Это сейчас Ольга может ходить по небольшому городку с гордо поднятой головой. Это сейчас её уважают, с ней считаются, советуются. С уважением относятся к её мужу. С восхищением пересказывают историю их любви.

Но так было не всегда.


Ольга плелась из больницы, перебирая в памяти все детали своей жизни. С ужасом вспоминала времена, когда боялась выходить на улицу.

Ей смеялись в лицо, плевали вслед.

 

А она покорно опускала глаза и считала, что лучшего отношения к себе не заслужила. Если бы она была мужчиной, отправили бы на зону. Но она женщина, и это её спасло. А вина её была только в том, что полюбила того, кого любить по закону было нельзя.

После окончания пединститута Ольга получила распределение в небольшой провинциальный городок. Директор школы был рад пополнению коллектива молодыми кадрами и сразу же предложил ей стать классным руководителем восьмого «Б».


В тот день она робко вошла в класс, сказала:
– Здравствуйте, дети! Я ваш новый классный руководитель. Отныне я буду строго контролировать не только вашу успеваемость, но и поведение.


Класс разразился дружным громким хохотом. Она понимала, почему дети смеются. Её голос не был убедителен. Она говорила робко, тихо, несмело. Как заяц из мультика «Ну, погоди!». Затем стала знакомиться с ребятами, поочерёдно называя их фамилии по классному журналу. Каждый из учеников считал своим долгом выдать что-нибудь «оригинальное» в адрес молоденькой учительницы. Остроумничали кто как мог. Каждая реплика сопровождалась смехом. Вероятно, проверяли педагога на выдержку.


Ольга чувствовала, что может разреветься в любую минуту. Когда произнесла последнюю фамилию в списке – Ярославский, – за последней партой вальяжно встал высокий худенький парень и хулиганисто ответил:
– Ну я, а что?
– Ничего, садитесь, – кротко ответила она.
– А у меня вопрос. Ольга Михайловна, вы замужем? – вдруг спросил он.
– Нет. Но к моей работе это не имеет никакого отношения.
– Не боитесь остаться старой девой? – опять спросил он.


Класс взорвался смехом. Это было последней каплей. Она расплакалась и выбежала из класса. Ей вслед полетела фраза:
– Не реви, дурёха, я на тебе женюсь.


Случай беспрецедентный, но директору жаловаться не стала. Поплакала в раздевалке и снова вернулась в класс. Велела Мише Ярославскому прийти завтра с родителями. А он спросил:
– Свататься?

Как ни странно, на этом её злоключения закончились.

 

На следующий день, на удивление, провела занятия в тихом, спокойном классе. Складывалось впечатление, что это совсем другие дети. Если всё же кто из учеников начинал шуметь, Ярославский решительно ставил всех на место. Он как-то странно опекал нового педагога.

 

Когда Ольга вела урок украинского языка в других классах и детишки вели себя шумно, в комнату, словно чувствуя её растерянность, врывался Миша с криком:
– А ну тихо сидеть!


Класс тут же умолкал. Ольга благодарила его, а он посылал воздушный поцелуй и убегал на свой урок. Такая игра ей даже нравилась.


На День учителя он принёс огромный букет роз и записку со стихами: «Ты ворвалась в мою жизнь непрошенно, отобрала сон мой и покой. Я люблю тебя, моя хорошая, я люблю и буду только твой». Свой подарок он вручил, когда урок уже начался. Она развернула записку и прочла. А он сидел за партой и не сводил с неё глаз.


Ольгой тогда овладело двойственное чувство. С одной стороны, было очень приятно. Никто никогда не дарил ей цветы, никто и никогда не писал стихи. Но в то же время было стыдно. Он ученик восьмого класса! «Неужели вела себя недостойно, что этот мальчик вообразил, будто он влюблён? А может, это только насмешка, прикол или розыгрыш?»


Ольга не знала, как вести себя дальше. Покраснела, как пятиклассница. Было стыдно смотреть ему в глаза. Сделала вид, что ничего не произошло, и с большим трудом провела урок. На перемене подошёл Миша.


– Оль, ты только не обижайся. Я не хотел тебя обидеть. Я правда тебя люблю.
Впервые тогда взорвалась:
– Какая я тебе Оля?! Запомни, меня зовут Ольга Михайловна!
А он спокойно ответил:
– Это для других ты Ольга Михайловна, а для меня Оля.
И ушёл.


Жизнь постепенно превращалась в кошмар. Миша ухаживал красиво. Этот милый пятнадцатилетний мальчик был не по годам рассудительным и умным. Вёл себя как взрослый самостоятельный мужчина, который хочет во что бы то ни стало добиться своей женщины. Он встречал её утром у дома, несмотря на то, что жил в другом районе. Дожидался с работы, коротая время в спортзале, и провожал домой. Он словно был уверен, что она принадлежит только ему. Иногда смотрел ей в глаза и умолял:


– Ты только подожди меня. Я окончу школу и женюсь.

Это случилось на Новый год. Школьный вечер прошёл замечательно. Восьмой «Б» подготовил весёлую программу: сценки, песни, танцы. По окончании – новогодний бал. Миша не отходил от неё ни на шаг. Галантно приглашал на все медленные танцы. Уже тогда на неё стали коситься другие преподаватели. Но она этого ещё не замечала.


С вечера ушли вдвоём. Миша, как всегда, провожал. Всю дорогу он держал её руку в своей. Читал стихи. Рассказывал, каким видит совместное будущее. Его поцелуй был самым сладким, самым нежным, самым дорогим. Она и сейчас, спустя многие годы, спрашивает себя, как могла позволить это ему и себе? Стыдно до сих пор. Но повторись ситуация заново, она наверняка поступила бы так же.


В ту ночь у них случилось всё, чего не должно быть между учителем и учеником.

 

Ольга понимала, что совершает великий грех.

 

Но кто в такую минуту думает о грехе? Она безумно полюбила этого маленького, светлого, неиспорченного мальчика. И её не смущала его молодость. Потому что сумела разглядеть в нём зрелость, самостоятельность, преданность, на которую не всегда способны даже взрослые мужчины. Рядом с ним она чувствовала себя маленькой беззащитной девочкой.


Тем временем тучи над её головой сгущались. Коллеги давно уже стали относиться к ней как к совершенно испорченной девице. Токсикоз выдавал то, что пыталась скрыть. К весенним экзаменам была уже на пятом месяце.

 

Слава о её позоре разлетелась широко.


…Директор школы не выбирал выражений. Кричал, брызгал слюной, давился словами и снова кричал. Её уволили и велели убираться из школы и из города. Чтобы не калечить жизнь ребёнку – Мише, директор запретил прощаться с ним.
– Сама заварила кашу, сама и расхлёбывай! Вон отсюда!


Ольга поплелась домой собирать вещи. Только в эту минуту заметила, как шарахаются прохожие, как тычут пальцем. А ведь раньше не замечала. Слёз не было. С трудом понимала, что происходит. Не задумывалась, как будет жить дальше.

В дверь позвонили.

Пошла открывать и испугалась. На пороге съёмной квартиры стояла маленькая хрупкая женщина, похожая на подростка. Её длинные до пояса русые волосы были собраны на затылке в хвост. Слегка подкрашены ресницы.

 

Ольге тогда показалось, что она ненамного старше неё.
– Можно войти? – строго спросила гостья.
– Входите, – виновато произнесла Ольга и начала судорожно придумывать, что сказать в своё оправдание.
– Миша мне всё рассказал. Он случайно узнал сегодня в школе всё, что ты хотела от него скрыть. И о твоём увольнении. И о ребёнке. Это правда? Теперь я хочу всё услышать от тебя.
– Да, – ответила она тихо и робко, как отвечали ей провинившиеся ученики.
Ольга и раньше была знакома с этой женщиной. Та всегда приходила на родительские собрания, вела себя сдержанно, интересовалась успехами сына. Но сейчас была другая ситуация. Ольга стояла, опустив голову. А мысль о том, что больше никогда не увидит Мишу, была в эту минуту для неё самой страшной.
– Ну и куда ты собралась, дочка? Миша ждёт тебя. Пошли домой, – вдруг произнесла женщина.
Ольга плакала навзрыд. Упала перед гостьей на колени и стала просить прощения.
– Лишнее это. Я люблю своего сына. Значит, люблю и тебя, и ещё не родившегося внука.


Так у Ольги появилась семья.

После восьмого класса Миша поступил в техникум. Учился, работал. Ему было тяжело, но он никогда не жаловался. Удивлял своим терпением, настойчивостью, выносливостью. А Ольга ещё долго ловила на себе насмешливые взгляды. Когда шла по улице, мамаши с детьми, особенно с мальчиками, уводили их на противоположный тротуар, как будто боялись, что та набросится и немедленно соблазнит. Ей смеялись в глаза. Только Мария Николаевна, Мишина мама, называла её доченькой, утешала и умоляла не обращать внимания на глупых людей.
– Прости их, они не ведают, что творят, – часто повторяла она.
От Мишиной семьи отвернулись все знакомые и друзья. А Мария Николаевна спокойно говорила:
– Ну и бог с ними. Значит, плохие друзья. Таких и потерять не жалко.


Это она посоветовала родить второго ребёнка, чтобы Мише не пришлось отлучатся от семьи для прохождения срочной службы. Это она настояла, чтобы Ольга получила второе высшее, потому что вернуться в школу у неё нет никакой возможности. Это её Ольгин первенец назвал мамой, к ней тянула ручонки дочка.


Ольга была на восемь лет старше Миши. Эта разница в возрасте как будто давала окружающим право на любую подлость по отношению к странной семье. Над Мишей смеялись, Ольгу называли старой бабой. Предлагали молодому парню молодых и красивых. Но Миша полюбил раз и навсегда. Это качество она и сумела разглядеть в нём ещё тогда, в школе.


Они вместе уже двадцать лет. У них дружная, счастливая семья. Ольга по-прежнему чувствует себя маленькой беззащитной девочкой рядом со своим высоким, красивым, молодым мужем. За это время развелись многие пары, которые когда-то осуждали и насмехались над ними. А любовь Ольги и Михаила из посмешища превратилась в легенду.


И всё это благодаря маленькой хрупкой женщине, которая не побоялась пойти против общественного мнения.


Зоя ГУРБАНОВА,
Полтавская область, Украина

«Учительница» Рассказ

Вера Ивановна, закончила урок и вздохнула с облегчением. Женщина хоть и занималась учительской деятельностью всю жизнь, но в новой школе, чувствовала себя не в своей тарелке.

Она совсем не давно переехала в новый район. Наконец-то, получила долгожданную однушку. После комуналки, в которой она выросла, однокомнатная квартира показалась настоящими хоромами.

Единственное, что смущало в этой ситуации — смена работы. Но другого выхода не было, женщина просто не успевала бы добираться до старой работы на восемь утра.

— Женя, ты почему портфель не собираешь? — Вера Ивановна, откликнулась от своих мыслей, обратив внимание на свою странную ученицу.

Евгения — была очень замкнутым и тихим ребенком. В то время, когда ее одноклассники носились по коридорам на переменках, девочка сидела за партой, и уставившись в одну точку, смотрела в окно.

— Вера Ивановна, правда, хорошо быть птицей? — спросила неожиданно Женя.

— Не знаю… Возможно… Но человеком, думаю лучше быть, — ответила в замешательстве учительница.

— А я бы с удовольствием превратилась в красивую ласточку, и летала бы по свету. Ведь это так замечательно, если тебе надоело сидеть на одном месте, нужно просто взмахнуть крылышками и полететь, — рассуждала девочка.

— В какой-то мере ты права, — улыбнулась Вера. — Собирай книги, мне нужно класс закрывать.

Женька тяжело вздохнула, и стала собираться. Вера Ивановна, уже была собрана, и ждала ученицу у двери. Девочка очень медленно складывала тетради, как будто нарочно тянула время.

— Я не хочу домой! — неожиданно произнесла девочка, и разрыдалась.

— Милая моя, что с тобой? — испугалась учительница и бросилась к Жене. — Пожалуйста успокойся, и расскажи мне, что у тебя стряслось!

— Вы очень похожи на мою бабушку. Можно, я у вас буду жить? — наивно произнес ребенок.

— Женечка, объясни, что произошло. Мне необходимо знать! — встревожилась Вера.

Девчушка смотрела на нее преданными глазами, как маленький щенок, которого выбросили на улицу.

— Раньше я жила у бабули. Мои родители давно развелись, и никогда не навещали нас. Полгода назад, бабушки не стало. Меня забрала мама к себе.

— Она пьет? Или подымает руку на тебя? — спросила учительница.

— Нет. Просто, она не любит меня совсем. Недавно я подслушала ее с отчимом разговор. Мама хотела отдать меня в приют, а он сказал, что я пригожусь им в хозяйстве. Мол, и в доме могу убрать, и за братьями близнецами присмотреть.

— Ужас какой…- прошептала женщина.

— А вчера, он пытался приставать ко мне, — снова заплакала девочка.

— Как? Что он делал? — у женщины перехватило дыхание.

— Егор предложил мне снять одежду, а он меня сфотографирует. Мне повезло, что мать пришла домой, и он вышел из моей комнаты.

— Нужно было сразу матери рассказать! Такого нельзя утаивать!

— Я рассказала. Она не поверила мне. Наоборот, отругала и сказала из комнаты не выходить. Пришлось весь день одной просидеть.

Учительница долго размышляла, как поступить. И решила посоветоваться с директором школы.

— Ты сиди здесь, я скоро! — произнесла Вера Ивановна, и выбежала из класса.

Дмитрий Павлович, внимательно выслушал историю. Помолчав некоторое время, мужчина произнес:

— Вы уверены, что она не врёт? Однажды, я уже сталкивался с подобной ситуацией. Я поднял на ноги милицию, всех учителей… Потом, как выяснилось, ребенок просто выдумал все. Девочка хотела привлечь внимание к себе таким образом.

— Женя не выдумывает. Я и раньше замечала, что девочка очень замкнута в себе. Она не такая, как все дети.

— Не знаю, что сказать…В общем, понаблюдайте пока за из семейством. Поговорите с матерью. Больше мы ничего не можем сделать. Все что рассказала Женя, недоказуемо. Это всего лишь слова ребенка, которые никто не воспримет всерьез…

Вера Ивановна, так и ушла ни с чем. Что делать дальше, она не знала, но и оставить ученицу в таком положении не могла.

— Ну что? — с надеждой в глазах спросила Женя. — Поможет?

— Понимаешь, все не так просто…Скажи, где сейчас твои родители? Дома?

— Отчим дома. А мама на работе. Она поздно приходит домой.

— А что же отчим? Он не работает?

— Нет. Не может устроится на хорошую работу.

— Сейчас пойдем ко мне. А вечером, я с тобой пойду домой. Попытаюсь поговорить с твоей мамой!

Вера Ивановна с Женей пообедали, затем девочка уселась смотреть мультики, а женщина достала потрепанный блокнот. Она несколько лет не звонила своему старому приятелю Павлу. Когда-то, очень давно, он ухаживал за Верой, и даже делал предложение.

Вера отказала молодому воздыхателю, и с тех пор, они никогда не пересекались. От знакомых, женщина знала, что Павел работает в полиции, и вроде бы занимает неплохую должность. Ей необходимо было проконсультироваться с кем-нибудь по поводу своей ученицы.

— Алло! — произнес суровым голосом мужчина.

— Здравствуй, Паша. Узнал? — женщина невольно улыбнулась.

— Верочка! Как же, конечно узнал. Как ты? Что-нибудь случилось? — забеспокоился Павел.

— У меня все в порядке. С одной из моих учениц проблемы. Нужна твоя помощь. Я вообще не знаю, что предпринят в данной ситуации.

— Я понял. Могу заехать через час, если будет удобно. Или можем встретится на нейтральной территории.

— Пиши адрес. Девочка у меня как раз, сама тебе все расскажет.

Через минут сорок, мужчина стоял у дверей Веры.

— Надо же, совсем не изменился! — улыбнулась женщина. — Только седина на висках появилась.

— Скажешь, тоже! Вот ты, точно не изменилась, лишь похорошела за эти годы! Ладно, давай к делу. Что произошло?

Павел выслушал внимательно Женю. Затем, задал пару вопросов и нахмурился.

— Ступай детка, посмотри мультики, а мы выпьем чая с Верой Ивановной, — произнес мужчина, и кивнул учительнице.

Веры заварила ароматного чая, поставила на стол конфеты с печеньем.

— Что скажешь? — спросила женщина.

— Ситуация непростая. Доказать чью либо вину невозможно. Ты не ходи пока к матери Евгении. Только спугнешь отчима. Сделаем по хитрому. Я дам Жене маленький диктофон, а она должна постараться записывать разговоры с матерью и отчимом. На основе их бесед, будем делать выводы и если необходимо, то примем меры.

Павел допил чай, и спустился в машину за диктофоном. Приспособление было маленьким, размером со спичечный коробок. Мужчина научил девочку, как правильно пользоваться устройством и объяснил, как вызвать на нужный диалог мать.

Вера Ивановна проводила ученицу к дому. Женщина протянула Жене листик со своим номером, и попросила звонить в случае чего.

Женя зашла в квартиру и сразу же включила диктофон.

— Здравствуй, мамочка!

— Ах ты бездарь такая! Ты где лазишь до этой поры? В квартире не убрано, с братьями некому поиграть! — кричала мать в бешенстве.

— Прости, я немного заигралась с подругами. Мамочка, дай что-то покушать. Я ужасно проголодалась, — попросила Женя.

— А ты заслужила ужин? Что ты сделала полезного сегодня в доме? — вспылил Егор. — За то, что не выполнила свою работу, ты наказана. Сегодня придется побыть без ужина, — ухмыльнулся отчим.

— Чего уставилась? Не слышишь, что Егор сказал? Переодевайся, и марш с детьми играть! — добавила мать.

Женя вышла из кухни, и выключила диктофон. Девочка была довольна собой, ей удалось сделать так, как учил Павел Романович. Голодной она не была, ведь учительница покормила ее. Поиграв с малышами, Женя снова пошла к матери.

— Мама, почему ты не любишь меня? — спросила прямо.

— Скажу больше. Я просто ненавижу тебя, с того самого момента, как ты родилась. Ничего, вот подрастут немного дети, и вылетишь ты отсюда как миленькая! Вся в бабку свою полоумную!

Женя и этот разговор записала, и пошла спокойно спать. Утром, девочка дождалась пока мать уйдет на работу, и сразу же зашла к отчиму, предварительно включив диктофон.

— Дядя Егор, помнишь, ты хотел сфотографировать меня без одежды?

— Помню. И что? — настороженно спросил тот.

— В общем, я согласна.

— Снова матери пожалуешься? Если ты не знала, то ей плевать на тебя. Это обычная женская ревность, — произнес ехидно Егор.

— Нет. Не пожалуюсь.

— Хорошо. Придешь со школы, и займемся фотосессией! — подмигнул тот, потирая руки.

Женя вышла из комнаты, и стала собираться в школу. Все беседы, о которых говорил Павел Романович, были записаны. Первым делом, девочка пошла в класс к Вере Ивановне, и протянула диктофон.

— Я думаю, что справилась с заданием!

— Ты умничка! Беги на урок, а после занятий зайдешь ко мне. Я буду ждать тебя, — улыбнулась учительница.

Вера Ивановна прослушала запись и сразу же позвонила Павлу… После занятий, Женя зашла к учительнице.

— Ну что? — спросила с надеждой.

— Все будет хорошо! Павел Романович, лично займется этим делом. Сейчас пойдем ко мне, и будем ждать результатов.

Павел явился поздно вечером. Мужчина выглядел уставшим, но довольным:

— Если в двух словах, то все прошло отлично. Запись диктофона, плюс показания соседей, которые свидетельствовали не в сторону матери. В общем, этой парочкой занялся опекунский совет и полиция.

— А что будет с Евгенией? Можно, чтобы она осталась со мной? Я бы оформила опеку…- тихо спросила Вера.

— Вообще, пока нельзя. Её должны сейчас забрать в приют, но я попробую договорится.

— Павел, помоги пожалуйста мне с этим вопросом!

— Помогу. Обещаю!

Из комнаты вышла Женя. Ребенок смотрел на своих защитников с преданностью и любовью.

— Меня не заберут домой? — спросила девочка у Павла.

— Нет, дорогая. Домой ты не пойдешь.

— Ура! — закричала от радости Женя, и обняла учительницу.

— Девчонки, выбирайте, куда завтра сходим: в зоопарк, или на пикник? — улыбнулся Павел.

— В зоопарк наверное, — предложила Вера.

— А давайте на пикник! Я еще никогда не ходила, — попросила Женя.

— Ну, на пикник, так на пикник! — подмигнул мужчина. — Жду вас в 10-00 у подъезда. Форма одежды — спортивная.

— Слушаемся! — засмеялась Женя.

© Милана Лебедьева

Источник

Все рассказы про: «Ученик и учительница» — Эротические рассказы

Результатов: 1000

Часть 1. Знание М — Здравствуйте — тихо сказал Михаил заходя в кабинет Татьяны Николаевны Т — Привет — ответила ему она. М — Вы не заняты? Т — Нет, можешь зайти. Он зашел и тихо сел в одно из кресел. Она сидела к нему спиной и что-то делала за компьютером. Он смотрел на нее как завороженный Т — Как дела? — спросила она М — Нормально Т — Как прошел день? М — Отлично Михаил долго не решался но набравшись смелости он все-же спросил: М — Чем занимаетесь сегодня вечером? Она засмеявшись, ответила: Т — Ты хочешь …

полу коленки, все лицо в слюнях и сперме моих спутников.Внезапно я услышала что открывается чья-то дверь, на мгновение я вся напряглась, но слава Богу голоса раздались ссади.Мы зашли в купе.Завуч засмеялся: «Я смотрю, вы времени зря не теряли! Дорисовывайте палочки». Их (палочек) стало уже пять.Еще через час на первой длинной стоянке. Мне дали маску с прорезями для рта и глаз (как у грабителей в американских фильмах) и приказали лечь на спину на обеденный столик у окна с открытыми занавесками. Влагалищем в …

После нашей близости с моей подругой Ленкой мы обе даже не заговаривали и не вспоминали об этом в открытую, хотя у меня и, без сомнения, у нее те сладостные минуты оставили неизгладимое впечатление. Весь класс по уши окунулся в подготовку к экзаменам-зачетам после 9-го класса, у нас впереди был еще месяц вспомнить и повторить все пройденное. Май был по-летнему жаркий, в голову ничего не лезло, а тем более сидеть за учебниками совсем не хотелось. Наша училка по химии чем-то серьезно заболела, и наш класс …

После нашего страстного секса с Валерией Викторовной, просто Лерой, мы стали встречаться, но в колледже проходило все как обычно, напомню, Лера самая сексуальная девушка в колледже. 25 лет, невысокий рост 168 сантиметров, сексуальная фигура, грудь второго размера, упругая и подтянутая попка. В очередной день учебы, когда я возвращался домой в пятницу, позвонила Лера и предложила сходить куда-нибудь. Лера: «Диим, это Лера, надеюсь ты не забыл про меня? Как на счет сходить куда-нибудь завтра и пойти ко мне …

Лера — стала моей полноценной девушкой и мы это не скрывали, ходили в кинотеатры и прочие заведения, даже один раз мы взяли билеты на ночной сеанс и в зале никого не было, мы ласкали друг друга, Лера наклонялась и делала мне минет, я аккуратно надел презерватив и посадил Леру себе на колени, просидели мы в такой позе, почти весь фильм, поцеловались и Лера немного постанывала и просила добавить темпа, по концу фильма мы пошли к ней домой и занялись нашим любимым делом.Снaчaлa я нeжнo лaскaл ee и oнa стoнaлa …

выглядела смущенной, и было непохоже чтобы ей процесс игры нравился. Но у меня в голове созрел дерзкий план. Инна закрыла глаза и приоткрыла рот, совсем как в предыдущий раз. Я развернул конфету, но не стал ее разламывать. Вместо этого я губами обхватил один конец шоколадки, потом пододвинулся поближе к Инне и аккуратно протолкнул конфетку в рот женщины. Я специально выбрал небольшую конфетку. Наши губы соприкоснулись. И это была самая рискованная часть моего плана. …

Когда мне было 6 лет мы с мамой переехали в Москву из Бразилии. Это случилось по причине смерти отца, который и привез маму туда. Не найдя средств для продолжения жизни в Бразилии (я имею ввиду город-столицу) мама вернулась назад к родителям в Москву спустя столько лет. Они были очень рады увидеть дочь и сразу выделили ей одну из своих квартир. Так что мы с мамой жили в довольно хорошей квартире элитного дома. Она будучи без образования занялась делом которым сильно увлекалась до переезда, а именно танцами …

Мама была опытным танцором и легко могла не показывать своих истинных чувств. Она делала вид что ничего не произошло, но пыталась не смотреть мне в глаза. Прошло 2 дня с моего с ней танца и секса с тетей Светой, настало воскресенье. В воскресенье у нас был своеобразный семейный обычай, обусловленный наверно тем что мы были танцорами. Мы хорошо пропаривались в ванной и потом делали друг другу массаж. Мама считала что это полезно для здоровья и красоты тела. Я честно говоря думал что на этот раз она решит …

История 1. Расскажу я вам о сексе с училкой. Но эта история не из тех фантазийных, которые крутят в своей голове 14-летние мальчики. Хотя бы потому, что я давно уже студент и мне 19 лет. Вообще-то, ничего не предвещало хорошего. Я наткнулся на объявление 43-летний женщины. Не знаю почему, но я начал его просматривать. Хороши были фотки. Тело у нее, конечно, было не 20-летнее, но… МНе такие нравятся. Сисястая (грудь просто гигантская!), ногастая, блондинка, симпатичная, почти не толстая. Вернее — …

Все рассказы про: «Ученик и учительница» — Эротические рассказы

Результатов: 1000

дело сделанно и мне пора домой, но здравый смысл одержал победу над мимолетной слабостью тела. Налив в бокал вина я добавил туда значимую дозу уже известных капель. — Ну, блять, пока не заебу не куда не отправлюсь — с такими мыслями я опустошил секс поило. В дверях комнаты появилась Светлана Алексеевна, она обернула вокруг себя короткое полотенце и села на диван рядом со мной. Было видно что ее возбуждение не только не угомонилось а нарастало с каждой секундой пребывания рядом с голым мужчиной. …

направилась к двери. — Ой, а как тут закрыть? Не вижу… сейчас, посмотрю поближе. — Что? Что Вы делаете? Оставьте. Я не могу Вам помочь… Я… Сергей Петрович продолжал что-то бормотать. Наверное, он и сам не понимал, что говорит. Его речь оборвалась, когда Татьяна Викторовна, склонилась над ручкой двери. Она специально оттопырила свой шикарный зад в сторону, где сидел директор. Она хорошо знала, что мужчины обожают этот ракурс. Выдержав паузу, Татьяна Викторовна, защёлкнула замок. Выпрямилась, и …

спустил колготки вместе с белыми хлопчатобумажными трусами, обнажив поросший черными волосами лобок и влагалище. Потрогав рукой промежность математички, Санек произнес: «Сухая», затем при помощи Витька, по очереди придерживая ноги Елены Игоревны, они окончательно сняли колготки и трусы (предварительно Витек поочередно сбросил с ее ног туфли). Как-то я наблюдал, как Елена Игоревна, сняв туфли, встала на стул и достала с верхней полки какую-то книгу. Вид ее босых ножек на мягком стуле заставлял меня дрочить …

Первым об истинном положении в школе молодой классной руководительницы случайно узнал физрук, которому попалась одна из видеокассет с издевательствами над этой раздетой до гола и обездвиженной женщиной. Естественно, он поделился этой информацией с определенным кругом преподавателей и у Наташи появились новые проблемы… По первому же требованию ряда мужчин-учителей молодая женщина обязана была являться после уроков в подвальную каморку завхоза, где хранились необходимые для жизни школы вещи. С ужасом …

мгновенно вспомнив, чего ей это стоило пару часов назад. Но ей стало совсем плохо, когда ученик расстегнул молнию на брюках и достал свой эрегированный член. Мариночка поняла, что сидит всего в нескольких десятках сантиметров от мужского достоинства в полной боевой готовности! И где? В собственном кабинете, в святая святых науки! Ужас от происходящего совсем лишил ее сил, и она почти не сопротивлялась, когда Антон мягко, но настойчиво положил аккуратные пальчики прямо на раздувшуюся багровую головку.Едва …

Так уж получилось, что все еще в двадцать лет я оставалсь целкой — хранила для первой брачной ночи. А в двадцать решила, что так не годится, ведь если я не выйду замуж? Что тогда? Ну и вот… Решила во что бы то ни стало лешиться ее! В двадцать три я оставалась еще целкой, я работала в школе — учительницей англиского, я. Немного о себе — увлечений нет, в детстве анлийский язык, сейчас профессия. Я не самая красивая девушка на свете, но симпатичная, живу одна, дома до фига и больше порнухи. …

В теплом салоне девушка взяла его за руку. — Руслан, скажи мне, ты испытываешь ко мне какие-то чувства?Он смотрел в ее карие глаза и не знал что сказать. — Я люблю тебя. С тех пор, как увидел в первый раз. Ты мне снишься, я думаю о тебе. Я люблю тебя, — теперь нет смысла что-либо скрывать. — Знаешь, ты мне тоже нравился. Хороший, добрый, спокойный. Но я всегда относилась к тебе как к брату.Повисла тишина. Стоп! Хватит! Теперь он не упустит свой шанс. — Будь моей …

Рассказ (эротика). Учительница: me_lamazi — LiveJournal

[+18]эротика

Картинка к рассказуБлёклое осеннее утро ознаменовалось тем, что проснувшись, я впервые обнаружила себя в холодной постели в гордом одиночестве. В нашей, доселе совместной постели, куда он недавно её затащил. Он обнимал её за шею, а она ласкала его хозяйство так безупречно и мастерски, что он мычал и воздыхал, не в силах сдержать возбуждение. Пальцы хищницы порхали в сложном художественном ритме. Совсем не так, как ему это делала я. Девица медленно сползала вниз. Её голова окунулась ему между ног, и некоторое время развратница медлила в дразнящем танце, обнажая головку пульсирующего фаллоса, она призывно трогала её кончиком языка и водила по ней губами. Затем, обхватив тугую плоть поглубже, соперница стала медленно погружать её в свой блядский ротик. При неказистости моего муженька меня всегда поражали размеры его вставшего бревна.

Оно было не просто большим. Оно было огромным и толстым, таких я сроду не видела, и лично мне оно приносило неописуемое наслаждение. Вместе со сладкой мучительной болью, на грани разрыва внутри, благоверный постепенно проникал в меня, погружая трепещущий инструмент целиком и полностью, и я уже после удивлялась, каким таким образом вот это во мне помещается. Но ведь это классически, так и должно было быть. Что так и задумано самой природой, я где-то читала, что всё растягивается, и облегает как надо. Она же была намного меньше меня по росту и по комплекции, однако пыталась сделать ему минет. Лично у меня это получалось поверхностно, и я могла лишь отсасывать только головку. Остальное дальше не лезло и упиралось в горло. Любовница действовала не спеша. Постепенно вбирая в себя огромную плоть, она завела его ноги себе за спину, а руками обхватила чахлые ягодицы. Если кто бы сумел запихнуть себе в рот целиком, скажем, бутылку из под шампанского, то я бы сочла это за фокус на уровне циркового искусства. Тем не менее, у неё всё получилось. Напрасно я недооценивала способностей опытной шлюшки.

Такие вот посредственности и уводят мужей из семьи. А потом вьют из них верёвки. Постепенно, вращательными движениями, она вобрала в себя целиком половой орган, превышающий по размерам воробьиное горло шалавы, и упёрлась лицом между бёдер партнёра. Фаллос исчез, как не бывало и вовсе. Благоверный томно вздохнул, и приласкал любовницу за шейку. На этом чудеса не закончились. Девица обхватила рукой мошонку, и вслед за членом засунула её себе в рот. Как? Каким образом всё это там смогло поместиться? С таким вот успехом иллюзионисты заглатывают шпаги и пики. В страстных поступательных колебаниях вперёд, она всё плотнее вдавливалась лицом в живот изменника, и было очевидно, что она вовсе не дышит. Тем не менее, извивается подобно змее, и буквально сливается со щуплыми телесами благоверного. Причём не спешила, хотя кислород перекрыт был ей полностью. Находясь в полумраке, в проёме приоткрытой двери, я чётко видела любовную сцену совокупления, и поймала себя на том, что рука заведена за полоску стрингов, и один мой палец ласково трогает клитор.

Что это? Ведь я забыла уже, когда занималась постыдным онанизмом, ан нет, всё возвратилось на круги своя, и происходило само собой. Мой муж трахал любовницу на моих глазах, на нашей совместной кровати, и это мне нравилось. Понятно, что о моём случайном присутствии они не догадывались, но я-то всё видела. Надо бы мне войти, и застукать их за этим занятием. Сломать им кайф во что бы то ни стало. Но почему-то я тормозила. Я стояла, боясь шевельнуться, и мастурбировала. Она пребывала на моём любовном ложе, где по идее, должна была находиться я, но созерцание акта измены почему-то заводило меня всё сильнее. Любовница делала глубокий минет уже пару минут не дыша, но вела себя весьма активно. Не торопясь, она плавно двигалась, как будто бы воздух ей был абсолютно не нужен. Наконец, мой муж кончил, возможно, непосредственно ей в желудок, и самозабвенно вскрикнул. Она же спокойно высвободилась из плена фаллоса, вздохнув глубоко, и со стоном. Приоткрыв от восхищенья рот, я дрожала, сотрясаясь в глубоком экстазе. По телу разбегалась горячая волна оргазма. Я кончила, удовлетворившись лишь постыдным наблюдением и глупым онанизмом. Потихоньку, на цыпочках, отойдя в темноту, я покинула квартиру, и вышла на улицу.

Я лежала в холодной постели и понимала, что он не вернётся. Он окончательно ушёл к той невзрачной женщине, подарившей ему сказочный секс. Камасутра здесь просто отдыхала, и я предполагала, что подобных трюков у неё в запасе вагон. Выходит, стройная фигура, красивые ноги, и плоский живот — это далеко не всё, что удержит мужчину возле себя. Три года назад у меня заболел желудок, и мой лечащий хирург назначил эндоскопию. Я проглотила совсем небольшую по диаметру кишку лишь с третьего раза, и то после двойной дозы анестезии. Тонкая гибкая трубка с маленькой лампочкой на конце. Девочка, как же ты это делаешь. Я встала и прошлась по комнате. На журнальном столике я обнаружила записку следующего убийственного содержания всего из нескольких слов. «Я ухожу от тебя. Я люблю её». Я присела на край дивана, выронив из рук клочок тетрадного листа. Вот и случилось то, чего я больше всего не хотела. Он ушёл, и с некоторых пор я подозревала, что это, в конце концов, произойдёт.

Я посвятила себя карьере, и постоянно работала сверхурочно. Часто задерживаясь допоздна, я выполняла срочные заказы, которыми нагружал меня босс. И платил, между прочим, за сверхплановую шабашку вдвойне. Я медленно и неуклонно продвигалась вверх по карьерной лестнице, и на личную жизнь времени пока что не оставалось. Почти не оставалось. Зато я зарабатывала. В отличие от своего мужа, работавшего в школе простым учителем информатики. Он получал символическую зарплату, и до нашего знакомства прозябал в коммуналке. А на работу ходил с драным портфелем, в «тюбутейке из искусственной чубурашки» зимой и летом. Пока мы не встретились, и не поженились. Вначале всё было хорошо, и наши семейные отношения развивались в положенном русле. Я приодела его и приобула. Купила ему машину, пусть не новую, но надёжную. Его вклад в бюджет нашей семьи был мизерным, но я никогда его не попрекала. Я всегда считала, что семья на пустом месте не появляется. Что для прочных семейных уз всегда должна быть не менее прочная материальная база. Поэтому, ему часто приходилось ложиться спать в одиночестве, так и не дождавшись меня с работы.

И вот однажды, в обеденный перерыв, в который, я как всегда что-то доделывала, шеф дал мне поручение. Я должна была поехать к подрядчикам и составить смету. Выходя из машины возле здания строительной фирмы, я случайно бросила взгляд на витрину маленького кафе, располагавшегося на первом этаже. В окно просматривался интерьер, и за одним из столиков я увидела своего мужа. Он был не один, и развлекался в компании этой невзрачной блёклой девицы. Они пили кофе, о чём-то мило щебетали и весело хохотали. Он что-то нашёптывал ей на ушко, а она вдруг подняла руку, и поправила ему упавшую на лоб прядь густых волос. После чего нежно погладила по щеке. Это сильно смахивало на любовную ласку. А может быть нет, я просто ревную, и напрасно себя накручиваю. Тем не менее, я направилась в сторону главного входа, пройдя мимо витрины кафешки.

Поздно вечером, когда благоверный безмятежно спал, я зашла на сайт школы, в которой он работал, и нашла эту девицу. Это была всего лишь учительница младших классов, его коллега, и она была моложе меня на шесть лет. Что они там делали в рабочее время? И что он в ней такого особенного нашёл? Обыкновенная серая мышь. Тем не менее, в короткой юбке. Школьный дресс-код такое допускает? Это они так работают? Делают вид, что работают. А их организация делает вид, что им платит. В общем, по Сеньке и шапка. Но перемены в нашей жизни были налицо. В постели теперь он ограничивался дежурным поцелуем в щёчку, а днём часто не отвечал на мои звонки, ссылаясь на то, что у него много работы. Это у него, шляющегося в рабочее время по кабакам вместе с этой училкой?

Без сомнения, он мне изменяет. С этим убожеством. А

почему бы и нет? Все мужики такие. Стараешься, как лучше. Для него же стараешься. А он? Мерзавец неблагодарный. А эта курица. Она воспользовалась моей занятостью, и оголила перед ним свои прелести. Опутала его. Но чем? Мышь, она и в Африке мышь. Теперь я поняла, что кроме внешней красоты есть кое-что ещё. То, что мне неподвластно. То, чего я не умею, и никогда не смогу сделать. Попытаться найти себе партнёра из своей же среды? На меня обращают внимание и провожают вслед долгими взглядами. Немного осталось того времени, когда я буду притягивать их взоры. И всё же. За нею должок.

Устроившись поудобнее и положив руки на руль, уже битый час я всматривалась в двери главного входа, боясь не прозевать эту девицу. В зеркала заднего вида я видела снующих школьников и встречающих их мамаш. Наконец, показалась и она. Спускаясь осторожно по ступенькам, она придерживала стопку тетрадей, казавшихся в её руках непосильной ношей. Худая, с мышиным хвостиком зализанных волос, очкатая квочка, тем не менее вышагивала с достоинством, хоть и была на высоких шпильках. Его же поблизости не было. Выйдя из машины, я преградила ей путь.

— Ты меня знаешь, наверное. Мой муж тебе про меня рассказывал.

Она остановилась как вкопаная, и молча уставилась на меня. Изрядная кипа тетрадей вереницей высыпалась из худых ручонок, заточенных явно под что-то другое. Она же, потупив взор, стояла не шевелясь, и молчала.

— Скажи, тебе что, мужиков холостых мало? Женатые нужны?

— Вы не поймёте так сразу. Это сложно, — проговорила она, — я хочу объясниться, поговорить.

Она нагнулась и стала собирать тетради, суетясь возле моих ног.

— Конечно объяснишь. Попросишь прощения и вернёшь то, что украла. Я имею в виду своего мужа.

— Я давно хотела с вами поговорить, но как-то не решалась. Нужно было подготовиться. В моём понимании вы — абсолютно железная деловая леди, и я не знала, как подступиться.

— Прошу, — я указала ей в сторону моего порша, — в ногах правды нет.

Она поплелась следом и устроилась рядом, примостив на портприз свои дурацкие тетради. Теперь она смотрела на меня совершенно открытым взглядом.

— Это психологически сложно понять, — сказала она, — но я попытаюсь. Теперь у меня точно получится.

— Попробуй. Сделай так, чтобы мне всё стала ясно.

— Я же сказала, что это словами сложно, невозможно. Позвольте спросить, что вы больше всего любите носить? Короткие юбки, или же брюки?

— Что? Что ты несёшь.

— Значит, всё-таки брюки. И туфли на каблуках вы не любите. Я всегда завидовала внешности такой, как у вас. Ваше тело, должно быть, само совершенство, — она вдруг прикоснулась кончиком пальца и медленно провела им вдоль моего бедра.

Девица оказалась насчёт туфель и юбок права. Но сегодня я как раз-таки была в коротенькой юбке.

— Чего? — только и успела я спросить.

— Вы поймёте, сейчас всё поймёте, — она продолжала смотреть мне в глаза, и её взгляд завораживал, — я занималась тренингом много лет. Меня обучали. Расслабьтесь, я объясню. Смотрите сюда.

Она извлекла из тетради лист бумаги.

— Смотрите, здесь кажется круг. Сложный узор, правда? Но если присмотреться, то можно узреть и квадрат, и треугольник. Всё дело в том, как внимательно смотреть.

Я смотрела, и действительно видела переплетение сложных узоров. Квадрат. Круг. Треугольник. Смотрела, и не могла шевельнуться.

— Вы слышали когда-нибудь про белое братство? — продолжала она, — это была секта, адептами которой становились добровольно, и добровольно отдавали братству всё. Почему люди проходили мимо по своим делам, и уже через пять минут вступали в секту, бросив лишь мимолётный взгляд на учителя? А потом делали во имя секты абсолютно всё, позабыв о своих делах. Теперь слушай. Сейчас ты в моей власти, и ты этого хочешь. Смотри на рисунок. Сейчас здесь квадрат. Что ты видишь?

— Квадрат, — ответила я послушно не своим голосом, безвольно опустив руки.

— А теперь ты видишь треуголник. Ведь так?

— Треугольник.

— А теперь круг. Смотри внимательнее.

— Круг.

— Вот именно. Смотри так, чтобы он и оставался кругом. Не моргая. Сосредоточься.

Я всматривалась в чертовщину, которую она мне демонстрировала, и делала всё так, как она говорила. Все мирское покинуло мою голову, и кроме её голоса не существовало ничего.

— Это созерцание, — сказала она далее, — теперь ощущения. Ты даже не знаешь их глубину.

Её рука плавно двинулась вдоль моего бедра, и медленно приближалась к промежности. Я и не думала шевелиться. Раз она так делает, значит так нужно.

— Тебе хорошо. А когда я тебя трогаю, ты возбуждаешься, в тебе просыпается желание. Желание ко мне.

Я молчала. Она была права. рассказы эротические Пульсирующая волна шевельнулась внизу живота от мягкого прикосновения учительницы, а глаза её излучали, казалось, огонь. Наверное, все когда-то всматривались в костёр. В языки его пламени. И никак не могли отвести взор. Не в силах двинуться с места, я молча ждала продолжения.

— А сейчас я пробужу в тебе страсть, и ты меня полюбишь, — пальцы легко прорвали прочную ткань дорогих колготок.

Я почему-то не удивилась. Это как вообще возможно. Но клитор мой теребили ласковые прикосновения, и сладкий пожар разгорался между моих ног. Я тяжело задышала и помимо воли подвинулась навстречу, чтобы ей было удобнее. Её губы приближались. Скорее же. Ощутить их прикосновение.

— Ты торопишься, — прошептала она, — но так и быть.

Мы слились в страстном поцелуе, и мир исчез. Прямо в машине мы ласкали друг друга и она опускалась мне между ног, стараясь не пропустить ни единого сантиметра моего горячего тела, а когда настойчивый язычок затронул мой клитор, я застонала и кончила.

Туман в голове понемногу рассеялся. Девушка приводила себя в порядок. Мне стало стыдно и неудобно. Никогда в жизни меня не ласкала женщина, а я не получала такого наслаждения. Что-то в этом было неправильное.

— Не стыдись. Всё хорошо. Я давно за тобой наблюдаю. Мне всегда нравились такие, как ты. С некоторых пор я в тебя влюбилась. Но твоя железная воля, твой упрямый характер не позволили бы подобрать к тебе ключик. Понадобился инструмент. Твой муж. Ты видела наше совокупление. И приоткрыла себя. На самом деле, каждый человек есть книга, которую он не пытался прочесть. Для меня же многие твои страницы оставались загадкой, пока я не использовала твоего мужа. Скажи, я тебе нравлюсь?

И неожиданно для себя я ответила:

— Да.

— Быть может, поедем к тебе?

— Поехали.

Девушка наклонилась и подняла с полу клочок бумаги, на котором не оказалось никаких узоров. Ничего абсолютно. Ни кругов, ни квадратов. Куда всё подевалось.

— Не бери в голову, — улыбнулась она, — теперь это не имеет никакого значения.

Она не спешила разгибаться, а губы вновь стремились ко мне между ног.

… В дверях раздался настойчивый звонок. Я поднялась и открыла. На пороге стоял благоверный.

— Я знаю что, она у тебя, — произнёс он, — ты с ней живёшь. Эта мерзкая лесбиянка тобой овладела. Она тебя испльзует.

— Теперь даже так? И что? Мне нравится, и я счастлива.

— Ну где ты там, — послышался из комнаты нетерпеливый голос учительницы, — что, заявился?

— Представь себе, заявился.

— Ну так гони его прочь.

— Ты, кажется, хотел на развод подать? Иди, подавай…

Автор: ARHIMED BELL

Все рассказы про: «учительница пожилые» — Эротические рассказы

Результатов: 1000

Все началось с начала нового учебного года, сменились многие учителя и в том числе наша новая учительница Валерия Викторовна по английскому языку. Она была самой сексуальной девушкой в колледже, 25 лет, невысокий рост 168 сантиметров, сексуальная фигура, грудь второго размера. Когда я начал учиться, началась подготовка к экзаменам и нам надо было выбрать один дополнительный предмет и я выбрал английский язык. Как то раз на уроке, мы нашли её страницу в контакте и решили посмотреть, а фотографии там были …

и, взявшись с обеих сторон за резинку трусиков, начала медленно снимать их с себя, не сгибая ноги так, что когда она дошла до низа, я увидел все её прелести: колечко ануса и её вагину. Её голова развернулась и она с улыбкой посмотрела на меня, медленно пятясь назад. Когда она дошла до меня, она села своей пышной попкой на меня. Она немного привстала и взяла в руку член, она начала водить им по своему анусу и влагалищу. Она облизала два своих пальца на другой руке и …

Всем привет. Это мой первый рассказ. Меня зовут Никита, 20 лет. Учился я всегда хорошо, особо хорошо давалась география, физика и русский язык. Часто ездил на республиканские олимпиады по этим предметам. Свои любимые предметы я не забросил и по окончанию школы. Поступив в универ, я твердо решил, что буду участвовать во всех возможных конференциях. Благо, для первокурсников такие мероприятия проводятся часто. И вот в один прекрасный день, который я не забуду никогда, сидел в кабинете географии и отбирал …

Мы уж как-нибудь в моем домике будет невидимы и свободны в действиях. — Ну, хорошо, на что только не пойдешь ради прекрасных глаз… Они подошли к машине, естественно, немецкой, томно и вальяжно моргнувшей им ресницами фар и, усевшись в свой любимый кабриолет, Францевна понесла Тундру в немыслимость фантазий и исполнение желаний. В общем, в Изумрудный город. Приехав в Изумрудный поселок и, повитав по улочкам шинами Пирелли, они наконец-то прибыли к дому Изольды. …

И вот, наконец, его руки легли на мою спину… Масло было холодным и мое тело невольно резко содрогнулось, но в ту же секунду волна приятного ощущения захватила меня. Помассировав мне спину буквально минуту, его руки опустились вниз к моим бедрам и попе и заскользили по моему нежному юному телу. Я чувствовал силу в этих больших старческих руках и каждый раз, когда его ладони приближались к моим ягодицам, я невольно приподнимал попу, как бы подаваясь ему навстречу. — « …

отдельный выход». Коридор тянулся должно быть почти через весь блок, он был хорошо освещён, с развешанными повсюду коврами. Пока они шли, её мысли отвлекал сладкий голос Джейсона. Они дошли до другой похожей двери, которая автоматически отворилась, как только они оказались перед ней: сработал датчик движения. Дверь распахнулась в большую ванну, отделанную в римском стиле. В центре было большое джакузи. Бледно-голубой кафельный пол, стены и колонны давали полное …

Несколько раз собака поднимала голову, но Ирина, дергая за поводок, возвращала ее обратно к промежности. Принц то тыкался в обе дырки хозяйки, то принимался лизать, быстро и сильно шлепая шершавым языком по ее промежности. «Ооо даа… Я кончаю…», прохрипела Ирина и оттолкнула Принца от себя. Левой рукой она терла клитор, а три пальца правой руки засунула себе во влагалище и стала быстро ими себя трахать. «Оооооо, дааааааа… Кончаю… Ммммммммм…». Ирина свела …

У меня в жизни было всего двое мужчин до сына, оба мужья, и ни у одного из них такого члена не было. сын откинув трусы навис надо мной взяв свой хуй рукой и провел головкой по моей киске раскрывая ее губы… это неописуемо… я просто взвыла в этот момент… этот малолетний гавнюк увидев это решил помучать мамочку которая перед ним лежит подставив пизду и стал водить головкой по моей киске от клитора почти до попки… я выла ерзала под ним пытаясь промычать чтобы он …

колготки с трусиками и, докрасна намяв ей грудь, я словно вепрь — драл её пизду минут 40. Будучи весь мокрый, у меня уже заканчивались силы. А ещё минут через 10, Полина Сергеевна тяжело и часто стала дышать, отворачивая голову то в одну сторону, то в другую. Ещё бы, — такая нагрузка! Затем, неожиданно громко всхлипнув, она, плотно обхватив меня своими сильными ногами, сцепив их за моей спиной, сдавила меня. Я резко остановился, испугавшись, что ей стало плохо, но …

между собой и им непреодолимую дистанцию. Все свободное время Миша читал книги из списка. И никак не мог понять, что имела в виду учительница, когда говорила, что в этих произведениях он найдет какой-то ответ. Он не находил ничего. И тогда, отчаявшись окончательно, он решил прекратить поиски и просто начать действовать. На выпускном балу, когда после официальной части началась дискотека, он пригласил Марию Андреевну на первый же медленный танец. — Зачем?, — спросила она …

все запреты, фильтры и внутренние противоречия. НО ЭТО СТОИТ ТОГО!!! Двигаться нужно по следующей схеме: 1. Рассказчик/Слушатель (или наоборот) 2. Проситель «помощи» её совета* 3. Друг/Помощник 4. Любовник * — обязательно, т. к. дав вам совет, она несёт за вас ответственность, а это сближает, — психология!!! Так вот, позвонил я, и пригласил в ресторан, поужинать, сказал, что у меня есть новости и что хочу с ней посекретничать, т. к. я познакомился с новой девушкой ( …

Всем привет. Этот рассказ полностью вымышлен. Любое совпадение считается случайным. Оценивать вам. Приятного чтения. Это было в 11 классе. Мой день рождения уже прошёл и мне как раз исполнилось 18 лет. Первая четверть в школе подходила к концу и надо было исправлять оценки по биологии Светлана Андреевна. Так звали учительницу по биологии. Ей было на тот момент 26 лет. Она была не высокого роста, примерно 167см. Я же был ростом 178см. Не пышная, среднего телосложения, грудь 3 размер (но грудь по правде …

Все началось в шестом классе, когда у нас появилась новая молодая учительница Географии и Экономики Мария Владимировна. Она была где-то 165 см ростом, достаточно худая, с черными волосами и большой грудью. Буквально каждый мальчишка мечтал о ней, гормоны бурлили, но как бы мы не хотели, мы были не в её вкусе. Но с наступлением лета я действительно загорелся желанием оттрахать её. Я начал подгатавливать план действий.Я понял, что подкатить к ней не получится, так что я решил взять её силой и шантажом,плюс я …

Я ничего ей не отвечал, а лишь как можно скорее натянул плавки, майку и поспешил выйти из будки, чтобы никто не увидел того, чем мы тут занимались.  Через несколько минут из будки вышла Анна Викторовна. Она уже надела на себя спортивные шорты, футболку и босоножки. Я предложил ей проводить её до автобуса и она улыбаясь согласилась на это. «Дим, я надеюсь, что ты понимаешь, что между нами не может быть отношений. Мне было очень хорошо сегодня, но я старше тебя и мы вряд ли сможем быть вместе& …

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о

Следующая запись

Коди симпсон и джиджи хадид: СМИ: Джиджи Хадид и Коди Симпсон расстались – Экс-бойфренд Джиджи Хадид признался, что они до сих пор близки

Вт Апр 28 , 2020
Содержание СМИ: Джиджи Хадид и Коди Симпсон рассталисьЗвездные парыЛето на «Сплетнике»: Джиджи Хадид и Коди Симпсон на пляже в МайамиЭкстерьерМайли Сайрус закрутила роман с бывшим парнем Джиджи ХадидСмотрите также:Льюис Хэмилтон и Джиджи Хадид встречаются?СплетниМайли Сайрус рассказала, зачем слилась в долгом поцелуе с экс-бойфрендом Джиджи Хадид (видео)Роман Майли Сайрус и Коди […]